Ю. Е. ГОРСКИЙ

yuriy_gorskiy


Юрий Ев. ГОРСКИЙ

Всему своё Время и всем — моё почтение!


Previous Entry Share
Юрий Горский о недопустимости раскола в Новой Оппозиции, а также о перипетиях конфликта
Ю. Е. ГОРСКИЙ
yuriy_gorskiy
Юрий Горский: «Что до ситуации с Новой Оппозицией, то это всё ни в коем случае нельзя называть «расколом». Я считаю, что та полуиерархическая структура, которую выстраиваем мы, она ничем не противоречит деятельности Марка Гальперина. Мы не будем Гальперину в рамках Новой Оппозиции запрещать что-либо делать. Пусть он по своему сетевому принципу живёт и представляется спикером Новой Оппозиции. Он на это имеет полное право. Потому что он тоже внёс вклад в создание этого бренда наравне с нами. Поэтому мы не будем уподобляться ему и устраивать политическое рейдерство, которое он сейчас пытается практиковать по отношению к нам: Юрию Горскому, Роману Ковалёву и Дмитрию Степанову»

К вашему вниманию предлагается полная расшифровка получасового интервью для «Независимой газеты», материалы которого частично вошли в статью «Новая Оппозиция раздваивается» корреспондента «НГ» Дарьи Гармоненко (см. ссылку: http://www.ng.ru/politics/2017-05-31/3_6999_newopposicia.html), а также кому интересно, то он может прослушать прикреплённый аудиофайл этого интервью от 30 мая 2017 года (аудиозапись можно прослушать здесь: https://vk.com/wall85743803_5583)



Дарья Гармоненко:
— Хотела спросить, что сейчас происходит внутри Новой Оппозиции. Какое-то несогласие? Марк Гальперин написал, что вы раскалываете движение, предлагаете вертикальную структуру Новой Оппозиции, с вождями...


Юрий Горский:
— К сожалению, Марк Гальперин не удержался и вынес, что называется, «ссор из избы». Но это всё не так. Это всего лишь только точка зрения Марка Гальперина, на которой он, к сожалению, настаивает. И только благодаря нашему молчанию, она (эта точка зрения) сейчас присутствует в информ-поле, по крайне мере в сети, как единственная.

Давайте я расскажу сначала, как это было. А был «совет пятерых», так сказать «отцов основателей» Новой Оппозиции. Началось всё с Дмитрия Степанова, который и является, собственно говоря, инициатором объединения либералов и националистов в уличной протестной борьбе. Именно Степанов пришёл сначала к Гальперину, потом к Ковалёву, потом к Белецкому и потом ко мне. И именно он предложил создать общую коалицию, так что идея принадлежит Дмитрию Степанову. И вот этот «совет пятерых» занимался управлением Новой Оппозиции. Но потом начались все эти задержания, преследования, аресты и это внесло дисбаланс в правление, то есть ответственность стала размываться и в каких-то переломных моментах Новая Оппозиция оказалась недееспособна.

Так, к примеру, она не показала своей эффективности 26 марта. Я тогда находился за пределами Российской Федерации, а Гальперин присоединился почему-то к Артподготовке и оказался с Мальцевым, Ковалёв был задержан за час до начала мероприятия, и Степанов остался один без права принятия решения. В результате никакой эффективности всё это не принесло. Проанализировав и осмыслив все эти ошибки, мы пришли к выводу, что надо как-то переструктурироваться, ввести персональную ответственность за конечный результат. Поэтому мы предложили зафиксировать и обнародовать управленческий орган, где мы впятером продолжаем управлять, но уже гласно, упорядочивая ситуацию в целом. Но Марк Гальперин воспротивился этому, сказал, что это приведёт к какому-то «вождизму», хотя я вас уверяю — ни к какому «вождизму» это не приведёт. Я сам противник «вождизма» и в Партии Националистов не раз это продемонстрировал, вплоть до того, что вышел оттуда, поскольку именно там прибегают к вождизму. Вот так всё и произошло. Поэтому на сегодняшний день этой идеи переорганизации Новой Оппозиции придерживаются только три человека — Ковалёв, Степанов и Горский. Марк Гальперин настаивает на сетевом принципе, а мы считаем, что проект Новой Оппозиции может существовать в двух вариантах, как в формате, предложенным Марком Гальпериным, так и в нашем.

Вот и всё. И мне категорически неприятно и неприемлемо, когда Марк Гальперин так настойчиво заявляет, что мы «откололись». Если он будет на этом настаивать, тогда получится, что он политический рейдер. Потому что, по большей части, идея, становление и развитие Новой Оппозиции произошли не только благодаря ему, но и Горскому, и Ковалёву, и Степанову. Белецкий же на данный момент занял нейтральную позицию и молчит. Получается, что Марк Гальперин не хочет, чтоб мы втроём продемонстрировали другой способ управления. Непонятно, почему он так жёстко на этом настаивает, чего он не понимает, что считает вождизмом. Вождизм — это вообще правление одного человека, а у нас как минимум триумвират. Я всё-таки надеюсь, что Марк Гальперин одумается, так как вся эта информационная звёздность, которую он словил за последние два месяца, благодаря вниманию СМИ, понесла его куда-то «не в ту степь». Мне лично очень жаль, что так происходит с Марком.

Дарья Гармоненко:
— То есть вы предлагали, чтобы этот «совет пятерых» стал, так сказать, легальным управляющим органом?


Юрий Горский:
— Конечно. Смотрите, Оргкомитет собирался перед проведением Антикризисного Митинга, и мы 8 апреля его провели, кстати, в отсутствии Марка, он тогда находился «на сутках». Когда Марк вернулся, уже в третьей декаде апреля, мы собрались и распустили Оргкомитет. И это было единогласное решение, потому что при организации этого митинга возникло много противоречий. Людей много, все кричат и этот сетевой, «демократический принцип», который отстаивает Марк, он не даёт возможность принять точные решения. И начался сыр-бор, в результате мы были вынуждены единогласно (включая Марка) Оргкомитет распустить, чтобы собрать его заново. Это было 27 апреля. И решили взять паузу на месяц, чтобы, так сказать, все подумали. Но Марк своё слово не сдержал и за это время стал делать всякого рода заявления. Куда он спешит и почему нарушает наши внутренние договорённости, мне не понятно.

Дарья Гармоненко:
— Скажите, а какое срочное решение вы хотели принять, но Оргкомитет не дал?


Юрий Горский:
— Нет, не об этом речь. Я говорил, если бы у нас была та управленческая структура, которую мы собираемся привнести своей реорганизацией, то можно было бы принять верные решения, и линия поведения на той же акции 26 марта была бы другая. К примеру, когда был задержан Навальный и когда «отбили» Мальцева, а Гальперин был с Мальцевым, то если бы человек (руководитель Новой Оппозиции) знал бы, что он имеет право на дальнейшее ведение мероприятия, то он смог бы агитировать людей, чтоб они собрались вокруг Кремля и потребовать, условно говоря, отставки Медведева. То есть получается — люди лишились координатора, и это стало просто бесполезное, праздношатающееся стадо. Вы понимаете? И получается этот «выхлоп» этой многочисленной толпы был сделан вхолостую. А как надо было поступить? Если действовать так, как предлагает Марк, то в этой ситуации следовало собрать весь оргкомитет, все десять человек и договориться «давайте сделаем то-то и то-то» — в тех условиях 26 марта в центре Москвы собрать всех и договариваться. Но это же глупость полная, правильно?

Потому я считаю, что в той обстановке следовало принимать решение единолично. А таких полномочий оргкомитет Новой Оппозиции не давал никому. И поэтому при рассеивании лидеров, инициаторов мероприятия, таких как Навальный и Мальцев, их «выброс из обоймы» свёл протестное мероприятие к нулю. Если бы я был в Москве 26 марта, я бы, даже несмотря на то, что у меня нет полномочий, по-другому поступил. А Степанов, поскольку у него не было опыта управления толпой на улице и не было полномочий, но, тем не менее, он смог, и частично справился — он порядка 300 человек сагитировал и в режиме наших прогулок Новой Оппозиции повёл людей вокруг Кремля. Но он только провёл их вокруг Кремля, а действий никаких не совершилось. Это я вам как пример привожу. И поэтому, чтобы подобных ошибок, например, 12 июня, когда будет мероприятие, не совершать, чтобы не наступать на старые грабли, нам надо реорганизацию внутри Новой Оппозиции обязательно провести. То есть для того, чтобы повысить эффективность оппозиционного протеста, мы со стороны нашего триумвирата (Ковалёв, Степанов и Горский), будем предлагать свои решения, и нам также будут предлагать свои идеи Исполком. И он (Исполком) будет их утверждать. А мы втроём будем нести всю полноту ответственности за их реализацию. Вот и всё. А также у нас будут полномочия принимать какие-то решения в нестандартной ситуации. То есть уже не будет никакого Оргкомитета, а будет Исполком, управленческий триумвират, а также общее и большое собрание сторонников и партнёров Новой Оппозиции.

Дарья Гармоненко:
— А чем Исполком от Оргкомитета в корне отличается?


Юрий Горский:
— Оргкомитет был создан для проведения Антикризисного Митинга №1, он свою функцию выработал, мероприятие провели. А Исполком уже будет исполнять дальнейшее: функцию координирования задач. Ведь Новая Оппозиция существует не для того, чтобы «гулять вокруг Кремля», а для того, чтобы прийти к власти — вот в чём дело. И при той размытой структуре, которую предлагает Марк Гальперин, мы не сможем этого достичь. К тому же, понимаете, мы многого не знаем, не знаем всех страстей-интриг, которые идут сейчас за кремлёвской стеной. Но зато мы видим намёк на раскол кремлёвских элит: явно элиты стали колоться, чего не было в 2010-11 годах, когда был болотный протест. Сейчас же это есть, и какой-то сдвиг может произойти гораздо быстрей и не путём улицы, а путём внутренних разногласий внутри самих элит. И, соответственно, чтобы быть готовым принять этот сдвиг, должна быть структура, чем сетевая организация не является. Сетевая организация, к примеру, никогда не может заменить собой правительство, она не может стать партией, она не может пойти в парламент, ей всё равно надо во что-то преобразовываться.

Поэтому мы решили создавать модуль, организационный модуль, который будет способен в час икс стать тем или иным — партией или подразделением правительства Москвы, условно говоря, или Министерством федерального уровня. Мы будем общаться с профессионалами, и не только с теми, кто выходит на улицу, но и с теми, кто на улицу не хочет выходить, но хочет работать на перемены. То есть нас интересует горизонт, а Гальперин всё упирается в хождение вокруг Кремля и незабвенно верит в то, что миллионы выйдут на улицу. То есть, как Мальцев верит в число — это числоверие в 5.11.17, Марк верит в миллионы на улице. Я, к примеру, сомневаюсь в том, что миллионы выйдут на улицу. Перемены могут произойти без выхода миллионов на улицу. И в этом случае оппозиционному движению обязательно нужна собственная структура управления, вот и всё.

Поэтому мы и считаем, что Марк Гальперин может спокойно дальше продолжать свою деятельность в виде сетевой инициативы, а мы втроём будем выстраивать структуру под брендом Новой Оппозиции, потому что в бренд Новой Оппозиции мы вложили больше, чем кто-либо. И ещё не раз, наверное, мы будем помощь Марку предлагать, и, хотя он нас списал со счетов, мы его не списываем. И вообще получается какая-то парадоксальная вещь — это мы проявляем демократический принцип, а он, нас обвиняя в каком-то вождизме, сам единолично совершает какие-то безумства. Такая парадоксальная вещь — демократ ведёт себя как упоённый самим собой «вождь», а мы, люди иерархии и структуры, каждый имеющий лидерские качества, можем их суммировать и делать какое-то другое коллективное дело.

Дарья Гармоненко:
— А скажите, пожалуйста, Исполком будет из тех же людей, которые в Оргкомитете состояли?


Юрий Горский:
— Нет, те люди, список которых Марк вывесил, как «Оргкомитет Новой оппозиции», они поддерживают Марка и не понимают суть наших намерений. Мы же не будем их насильно загонять, и мы не червонцы, чтобы всем нравиться. Нет, в Новой Оппозиции достаточно людей, которые себя проявляют, но которые не хотят участвовать в этом сетевом безобразии, потому что для них это не серьёзно, для них это какой-то вид мальчишества. Поэтому в Исполкоме будут люди другие и фамилии их раскрывать пока рано.

Дарья Гармоненко:
— А такое же количество людей?


Юрий Горский:
— Дарья, мы не за количество, а за качество. Думаю, Исполком будет не более 12 человек, больше раздувать его не надо, иначе он будет терять эффективность. То есть минимум должно быть семь, максимум двенадцать. И плюс руководство, наш триумвират.

Также ещё мы хотим заниматься региональным влиянием, потому что регионы не очень удовлетворены этой логикой «5.11.17», мне многие звонят и спрашивают — что это за безумие ставить на одно число, — и в тоже время они хотят перемен. Поэтому я, наверное, займусь регионами, поскольку у меня есть опыт партстроительства, и я не раз объезжал Российскую Федерацию до Урала, и связей у меня достаточно осталось, чтоб создать региональные отношения именно в рамках уже Новой Оппозиции, так что я, наверное, буду за это отвечать.

Дарья Гармоненко:
— А скажите, пожалуйста, вы будете этот Исполком как-то выбирать?


Юрий Горский:
— Просто на одном из совещаний наши сторонники, которые разделяют наш подход, нас троих утвердят, как руководителей Новой Оппозиции. После чего мы пойдём уже дальше, то есть наделим этот Исполком (круг соратников с лидерскими качествами) функциями правления и начнём дальнейшее структурирование. Со стороны это будет выглядеть так: триумвират — это руководство, у одного из трёх будут представительские функции, то есть он будет иметь право говорить от имени организации в целом. Кто этим человеком будет, мы ещё пока не знаем, это будет утверждаться на Исполкоме, но каждый из нас готов на себя эти функции взять. Просто мы понимаем, что эта функция не «почивание на лаврах», а большая ответственность. Эта функция не для того, чтобы ничего не делать, а, наоборот, чтобы только и делать.

Дарья Гармоненко:
— А почему бы всех троих не наделить этим правом?


Юрий Горский:
— Один будет отличаться от двоих только представительскими функциями. Вы помните, я Вам говорил про рыцарей Круглого Стола? Эти функции Короля Артура будет выполнять кто-то один и эти функции от времени будут ротироваться — чтобы никто не «забронзовел», мы будем менять этого человека. Если сейчас кто-то один на себя эти функции возьмёт, то через полгода на себя эти функции возьмёт другой.

Дарья Гармоненко:
— Почему, я не понимаю, не могут одновременно говорить от имени Новой Оппозиции все трое? Например, когда был ПАРНАС, и там были сопредседатели, таким человеком был и Немцов, и Касьянов и другие?


Юрий Горский:
— От сопредседательства мы специально уходим, так как это ведёт к фракционизму. У нас в уставе будет такая вещь прописана, я уж приоткрою тайну, — у нас будет глава Новой Оппозиции, а второй и третий номер при согласии между собой будут иметь право снять первый номер — вот и всё. То есть первый номер будет зависеть напрямую от второго и третьего, самодельщиной он заниматься не сможет. Но только они не будут заместителями, они просто будут входить в руководство управления, как спикеры Новой Оппозиции.

Дарья Гармоненко:
— А вы не боитесь, что власть сразу будет наносить удар по первому номеру, сопредседательство как-то защищает...


Юрий Горский:
— Мы будем готовиться и к этому. Конечно, мы понимаем — могут быть репрессии, но тогда на его место придёт второй или третий номер, и так полгода мы продержимся — это точно. А к этому времени люди в Исполкоме тоже будут находиться, то есть мы хотим выстроить структуру, которая будет работать без каких-либо имён, понимаете? Чтобы она оставалась устойчивой, даже если кто-то из руководства демотивируется или попадёт в разработку спецслужб и будет изолирован под домашний арест или против него возбудят уголовное дело. Мы все эти вещи продумываем и просчитываем, мы хотим, чтобы и с репрессиями организация оставалась, а не распадалась. Поэтому мы этот механизм обязательно будем прописывать. Просто, чтобы не было отсебятины, я Вам не буду подробно пока рассказывать, поскольку нам надо всё это совместно утверждать. Я Вам просто крупными мазками описал то, что мы планируем.

Дарья Гармоненко:
— Скажите, пожалуйста, а Мальцев в этом конфликте на чьей стороне?


Юрий Горский:
— Я знаю только одно и, по-моему, это очевидно, если вы отмотаете видеохронику за последние полгода, то на передачах Мальцева Марк практически всегда присутствует. Горский, Степанов и Ковалёв там отсутствуют — так что делайте выводы сами. Я с господином Мальцевым, точнее, наверное, с товарищем Мальцевым общаюсь крайне редко и не всегда эффективно, так скажем.

Что до ситуации с Новой Оппозицией, то это всё ни в коем случае нельзя называть «расколом». Я считаю, что та полуиерархическая структура, которую выстраиваем мы, она ничем не противоречит деятельности Марка Гальперина. Мы не будем Гальперину в рамках Новой Оппозиции запрещать что-либо делать. Пусть он по своему сетевому принципу живёт и представляется спикером Новой Оппозиции. Он на это имеет полное право. Потому что он тоже внёс вклад в создание этого бренда наравне с нами. Поэтому мы не будем уподобляться ему и устраивать политическое рейдерство, которое он сейчас пытается практиковать по отношению к нам: Юрию Горскому, Роману Ковалёву и Дмитрию Степанову.

Дарья Гармоненко:
— И последнее: я про офис хотела Вас спросить, Вы же вскладчину его сейчас снимаете?


Юрий Горский:
— Нет, это инициатива Марка и Белецкого, по всей видимости. Мы там ни разу не были, и туда не пойдём. Опять же этот офис не согласован с нами, это их решение. Во-первых, нам не нравится территориальная удалённость офиса от центра, потому что люди все живут в разных концах Москвы и направлять всех в один конец нельзя. Это глупость. Офис Новой Оппозиции должен быть обязательно в центре. И плюс ещё, там при входе требуется показывать паспорт для заказа пропуска. В данном случае, давать паспортные данные в наше время — это просто подставлять людей. Так что — то, что они сняли этот офис — это просто «ловушка для дураков». Нас там — в этом офисе — не будет.

Дарья Гармоненко:
— А где же вы будете собираться? Где будет заседать Исполком и так далее?


Юрий Горский:
— Раньше мы всегда проводили заседания в ПАРНАСе, нам выделялось 2 часа времени по четвергам и там мы проводили собрания. ПАРНАС многим общественным организациям даёт площадку такого рода — это давно уже не секрет. И ПАРНАС не заставляет вступать за это к ним в партию, и никакого коммерческого подхода в этом нет, то есть это бесплатно. Но в любом случае, я Вам скажу — когда мы структурируемся, то мы втроём в состоянии добиться помещения в центре. Мы найдём спонсора, чтобы Новая Оппозиция была представлена в виде штаба в центре Москвы, чтобы добираться всем участникам оппозиции было легко, и для входа в штаб не требовались паспортные данные.

А в заключение добавлю, что наша задача состоит в преодолении возникших конфликтов внутри между участниками Новой Оппозиции. Наша задача уврачевать все предпосылки к расколу, а не обострить их. Но в тоже время, своё право на реорганизацию мы готовы отстаивать. То есть мы не пойдём на поводу бывшего Оргкомитета, но все углы конфликтов мы постараемся сгладить, не идя как-то на пролом, а, всё-таки, избрав золотую середину выходы из сложившейся ситуации...

Posts from This Journal by “Юрий Горский” Tag


  • 1

Поучительно - Юрий Горский о недопустимости раскола в

Пользователь komitet17 сослался на вашу запись в своей записи «Поучительно - Юрий Горский о недопустимости раскола в Новой Оппозиции и о перипетиях конфликта » в контексте: [...] взят у в Юрий Горский о недопустимости раскола в Новой Оппозиции, а также о перипетиях конфликта [...]

Новая оппозиция в любом случае должна быть едина до полной победы над путинщиной.

  • 1
?

Log in